Он их обвиняет в том, что они проголосовали за закон "против жестокого обращения с животными"…

Давайте разберемся спокойно: в чем суть проблемы и чьи интересы задевает этот законопроект?

Речь идет не вообще об охоте и охотничьих хозяйствах. В законопроекте речь идет только о регулировании деятельности притравочных станций. Как видно из самого названия "притравочные" здесь "травят" животных. При этом жестоко травят. Якобы при этом собаки натаскиваются на живых животных…

Если собака получит сертификат от "притравочной станции", продажная цена ее в разы возрастает. То есть это бизнес! Огромный бизнес! При этом этот бизнес пришел в Россию с Запада.

У коренных народов севера никогда не было таких способов натаскивания охотничьих собак. Их обучали, тренировали непосредственно во время охоты. Поэтому тезис о том, что речь идет "о вопросе выживания народа, этносов" не имеет под собой никаких исторических и фактических оснований.

В Якутии есть две притравочные станции. Это при охотничьем клубе "Байанай" (Борисов) и "Кыымаан" (Тастыгин). При этом в законопроекте речь идет не о закрытии этого бизнеса. Он сохраняется. Но при этом вводится запрет на жестокое обращение с животными.

А что такое жестокое обращение?
Это когда у животных предварительно вырывают зубы, клыкы, когти, дают снотворные уколы. Это когда животных морят голодом!

Притравку можно делать, но безконтактно. Притравку разрешается делать только для собак охотничьих пород. А то бывает и дворняшек запускают ради забавы.

Так в чем сыр-бор?

Сегодня притравочные станции это "фашизм" в отношении животных. Закон вводит принципы гуманности в работе притравочных станций. При этом доходы "притравочников" могут, конечно, чуть уменьшится. Но бизнес должен быть цивилизованным, а не основанным на жестоком обращении к братьям нашим меньшим!

Георгий Башарин - помощник сенатора Штырова запустил процесс "травли" депутатов Госдумы от Якутии Данчиковой и Тумусова.