За «Синим китом» в Якутию пришел подростковый феномен, связанный с криминалитетом. Стоит ли его опасаться, попытался разобраться SakhaLife.

Источник в правоохранительных органах Якутии сообщает, что в республике фиксируется рост количества сторонников среди несовершеннолетних лиц криминальной идеологии? так называемой «АУЕ».

Указанная аббревиатура расшифровывается как «арестантское уголовное единство», «арестантский уклад един», «арестантское уркаганское единство». Cловом – несовершеннолетние, склонные к криминалу, начинают поклоняться лицам, отбывающим наказание в местах не столь отдаленных. Членство в АУЕ обязывает ежемесячно отдавать деньги в «общак» для уголовников. Под влиянием «братков» начинается жизнь «по понятиям», распитие алкоголя, употребление наркотиков, участие в вымогательствах, избиениях и т.п. В общем, полный набор, что в себя включает криминальный мир.

Дети не понимают реальные последствия от увлечения данной субкультурой, подражая уголовникам, они становятся частью преступного мира, из которого выбраться в итоге не в силах.

Сегодняшний герой Игорь (имя изменено), ученик одной из столичных школ Якутска, который под влиянием нового движения стал почитать «воровские» понятия и существовать в «блатной» романтике. Школьник с горечью вспоминает о том, что избрал неправильный путь в своей жизни, так как его жизнь после этого пошла наперекосяк.

Началось все года три назад, когда к 12-летнему парню в школе начали подходить ребята из старших классов. Как вспоминает Игорь, они постоянно рассказывали о «тюремных понятиях», «зоновской романтике» и показывали страницы единства в «В контакте». При этом разговор шел на «блатном арго».

Новые друзья стали покровителями, брали его с собой на общую тусовку.
«Я почувствовал, что стал крутым парнем. Мы выходили по вечерам на улицы города в поисках приключений. Именовали себя группировкой и жили по «воровскому закону», почитали авторитетов преступного мира. Пили алкоголь, нюхали клей, многие ребята подсели на наркотики. На все это нужны были деньги. Еще собирали деньги в «общак», который перечисляли смотрящему. Конечно, никто не работал. Мы вымогали у школьников деньги на «общак», а кто осмеливался нам перечить, того наказывали — били. Воровали у родителей, родственников, обычных граждан на рынках и в торговых центрах», — рассказывает Игорь.

В тот период Игорь смотрел на всё это с авантюрой и новый образ жизни ему нравился. Агрессивно настроенные подростки за период своей деятельности совершили ряд административных и уголовных преступлений. Юная жизнь Игоря стала похожа на ежедневное выживание. Криминалитет не дремал. Из тюрем поступало все больше и больше поручений, в том числе преступного характера, исполнение которых требовало много времени. В итоге Игорь стал пропускать уроки. Вся его жизнь теперь координировалась заключенными, которым школьник со своими соратниками передавали денежные средства, полученные из «рэкетируемых» участков. За различные неповиновения уголовники применяли свой вид наказания – к ребятам наведывались неизвестные мужчины и избивали их, шантажировали.

Группировка малолетних попала в поле зрения правоохранительных органов. За небольшой период своей увлеченности Игорь получил значительный для своего возраста негативный опыт общения с правоохранительными органами. Самое главное – Игорь понял, что лишен прежней свободной жизни. Его жизнь превратилась в ад. Он постоянно прятался от членов группировки, уголовников, незнакомых мужчин, которые его систематически избивали, сотрудников полиции.

Мать, растившая двух детей одна, была не в состоянии помочь сыну. Уставая от работы и домашних хлопот, она валилась с ног. В личном разговоре мать со слезами на глазах просила сына выйти из группировки, не бросать учебу, выбрать верную дорогу, стать человеком.

Игорь был не в силах вернуть свободу и счастливую юность. Единственными, кто мог бы помочь Игорю, как бы это странно не звучало, были правоохранительные органы. Сейчас подросток направлен в специализированное учреждение. Ему помогли выйти из порочного круга и прекратить связь со взрослым криминалитетом. В настоящее время школьник больше не желает возвращаться в прежний уклад, и ведет обычный для своих ровесников образ жизни.

«Модераторы движения АУЕ в целях вовлечения в деструктивную деятельность используют наиболее популярные и общедоступные для молодежи социальные сети: «В контакте», «Instagram», «Одноклассники», «Facebook». На указанных площадках активно распространяется криминальная идеология, пропагандируются ценности, понятия и модели поведения арестантской направленности. Увлечение криминальной субкультурой приводит к росту преступности среди молодежи, паразитирование будущего поколения», — говорит эксперт-правозащитник.

Изучив историю Игоря считаем, что имеется необходимость на законодательном уровне разработать меры по запрету деятельности «АУЕ» на территории Российской Федерации и признать данное движение, как социально опасное явление.

Источник: Ирина НИКОЛАЕВА, Сетевое издание SAKHALIFE.RU

За «Синим китом» в Якутию пришел подростковый феномен АУЕ, связанный с криминалитетом